...вдох. Глубокий вдох. Еще один. Чуть менее напористый. Дышать. Дышать. Заставить себя дышать. Нет. Не нужно раскачиваться из стороны в сторону. Просто дышать. И не шевелиться. Движение станет маленькой смертью. Чуть позже будет можно. Двигаться, разговоривать. Даже смеяться. Но не сейчас.
Не нужно дрожать. Это лишнее.
Холодно? Ничего, это пройдет. Вдох. Прерывистый, тяжелый вдох. Будто сжатое в кольцо горло. Будто латунный шар в груди.
Испарина на лбу. Капля пота над верхней губой. Влага на щеках? Это бывает.
Вдох. необходимость. Нельзя смотреть в одну точку. Горячо. Где-то там, внутри жжется. Страшно? Нет. Уже не страшно. Дышать. Гнать от себя. Что гнать? Память? Смешно. Бессмысленно.
Распахнутые, будто удивленные глаза. Нет. Нельзя смотреть назад. Иначе вперед уже не посмотришь.
Спокойствие, безмятежность. Долгожданные, желанные. Забыть. Их не будет. Вместо них букет других ощущений. Усталость? Ничего, тоже пройдет.
Вдох.
Маленький мир. Съёжившийся в комок ненужный мир. Что он теперь? Серость? Пустота? Персональное маленькое безумие.
Дышать. Дышать. Не забывать об этом.
Хаотичные потоки мыслей, порой сталкивающиеся и пересекающиеся друг с другом. Микровзрывы в голове.
Вдох. Удар. Еще. Глухие удары сердца. Как эхо пульс в висках.
Что такое? Зачем глотать ртом воздух? Нужно выровнять дыхание.
Падение. Темнота. Бездна. Вдох.

...дышать. Дышать. Мы еще здесь.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:45 

Ах, ноябрь...

И он приехал. Спустя полгода. Какой-то быстрый разговор о том, что у меня новое платье и о том, что надо непременно пощупать его материал - вдруг оно слишком легкое для этого сезона, нельзя ж не проверить... ) И он приехал.

Звонок в дверь, приветливый, немного взволнованный взгляд, тихое: "Привет". Наблюдающие за мной глаза, по пути из прихожей в квартиру. Он поцеловал меня в коридоре. Небо, он никогда не целовал меня вот так, сразу. Он не начал даже снимать пальто. А это ведь... это ведь сразу трепет, сразу волна ощущений, растекающаяся по телу и выстреливающая в мозг. Истосковался... ) Ай, кто бы говорил. )

Снимание верхней одежды, мытье рук, какие-то перебросы ненужными фразами. Комната. Ко-о-омната. Щелчок выключателя ("А так лучше, да. - Да?.. - Да...")

Всё. Пропала. Про-па-ли. В охапку, сжал, прижался. Губы. Губы-губы.

Излюбленное прижимание меня спиной ко стене... Руки. Движутся, движутся...

- Кажется, я забыла, как дышать...
- Что ж ты так? Вспоминай.
- А, само вспомнится.
- Хе-хе... )

Платье? Да, платье понравилось, конечно, но зачем оно кому-то прямо сейчас. )

Пальцы путаются, пытаясь всё поскорее расстегнуть пуговицы его рубашки. Ну что же такое, глупые пальцы... С ремнем те же трудности, но ничего, справляюсь.

Про-па-ли. Растворились друг в друге, в этом вечере, в этой небольшой комнате, на этой большой кровати.
А потом лежать, тая в этих его руках, тянуться целовать и жмуриться от удовольствия, слушая голос. О чем там говорили? О работе, о непослушных волосах, об игре... Какая разница? Просто вслушиваться в каждый перелив этого голоса, запоминая все-все интонации.

... А потом зазвонил будильник.
- Как, уже?
- Уже...
- Но так же нельзя, времени-то прошло.
- Да, быстро пролетело.
- Не уходи.
- Надо.
- Нет, не уходи. Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста...
- Девочка, не надо так... Ты же знаешь. Если ты будешь уговаривать... Да что я, тут и уговаривать не надо, я теряю контроль...
- Всего несколько минут... Всего лишь несколько минут...
- Несколько минут, да?
- Да...
- Да...

И какая уже разница, сколько там прошло минут.

Одеваться... Пора.
- Ну вот, совсем не дал тебе понежиться... Да и себе тоже.
- Ничего. Ничего...

Совсем не умещается в голове такая острая необходимость в ком-то. Совсем не умещается. А ведь семь лет уже. Пять из которых мы связаны.

Хм... Сидеть, кутаясь в одеялке и улыбаться, вспоминая всё до мелочей... Каждое движение, каждый звук... Вспоминать долго, сохраняя в себе всё до следующей встречи. Она ведь обязательно будет... Должна быть. Должна... )

21:31 

Мужчины

Так странно... Не могу представить себя с мужчиной. В физическом плане. Таким образом, чтоб всё ответно и взаимно. Руки, губы, прикосновения, голоса... Почти до мелочей помню прошлый связи, тесные, долгие. Но не вижу будущих. Флирт, даже поцелуи - пусть. Более - не вижу.

Одно исключение, конечно... В. Но В. всегда исключение из всех норм и правил. Чуть больше недели прошло с прошлой встречи. И лишь одно в голове - пропала. И очень надо его... Обсудить всё, вспомнить всё. И неясно как он будет себя вести. Боги! Взрослые люди же. А чувствую себя какой-то маленькой. И почти постоянный страх, что всё пройдет, всё. И отчаяние. Никто никому ничего не должен, никто никому ничего не обещал. Но вот это тщетное старание уберечь друг друга... Откуда оно? Почему?

So... мужчины. Не вижу, все мимо, мимо... Не интересно. Как же так вышло, что Я - довольно заурядная, не блещущая умом и сообразительностью - и то не могу заинтересоваться. Скучно. Чего-то не хватает. Чего-то - чересчур.

И как же это? На мне - чьи-то руки? На мне - чье-то тело? Чье-то дыхание обжигает мое лицо? Нет. Не получается.
Не. Хочу.

За одним исключением...
Вот и думай, то ли мужчины перевелись, то ли, впрямь, пропала...

@темы: жизненное

16:28 

Заболела

Заболела. Казалось бы, подумаешь, случается. Случается, да. Я болею очень редко. Но если заболеваю, то сильно. Неприятно то, что у меня нет ни лекарств, ни денег на них. Нам выплатили часть зарплаты, которая уже потрачена на нужные вещи. Всем отделом надеялись, что остаток выплатят в пятницу. Потом надеялись на понедельник. Пока что тишина.

Но суть даже не в этом. Плохое физическое самочувствие хитро переплетается со внутренними проблемами. От этого становится совсем паршиво.

Не люблю болеть. В это время одиночество ощущается сильнее. В это время я чувствую себя абсолютно никчемной. Отвратное ощущение.

Хочется, чтоб кто-то пожалел, погладил по голове, принес лекарств, приготовил что-то покушать, ибо я не в состоянии... И немножко послушал мое нытье о том, как плохо я себя чувствую. В общем, просто позаботился (так это называется, вроде).

Одно состояние накладывается на другое и получается мерзкий коктейль беспомощности и обиды. Так может чувствовать себя... Маленькая брошенная девочка.

Мир, сделай так, чтоб в глубокой старости мне не пришлось платить соц.работникам за ежедневный стакан воды.

03:48 

Смерть не приемлет лжи.

- А с кем ты живёшь?
- С котом.
- Хи-хи. С котом) М. Снимаешь?
- Да.
- Дорого, наверное?
- Приемлемо.
- Молодец ты)
- Да)

Было бы неплохо, если бы начальный вопрос развивался именно так. Было бы совсем неплохо. Но мой вариант иной. Варианты, точнее.
- А с кем ты живешь?
- С котом.
- Хи-хи. С котом. Ну одна, то есть?
- Да.
- Снимаешь?
- Нет.
- О, а как тогда?
- Наследство.
- О, круто!

Круто? Круто?!

Или так:

- А с кем ты живешь?
- С котом.
- Хи-хи. С котом. Ну одна, то есть?
- Да.
- А родители?


И вот тут начинается ступор. У меня.
Зачастую продолжение таково:
- А что родители?
- Ну, они где живут?
- Они уже нигде не живут.
- Ээээммм, в смысле?
- В прямом смысле.
- Я не понял/ла.

Должно быть, это настолько редкое явление, что понимание отказывается работать.

Частенько еще некоторое время диалог продолжается таким же образом, подобными репликами, пока, наконец,я не нахожу других ответов.
Они умерли.
О, прости, соболезную.

Прости? За что? За что мне прощать? На это вопрос еще никто не ответил.

Черт возьми. Восемь. Восемь лет. А я до сих пор не могу просто сказать вслух : "Они умерли". Честный и скорый ответ на обыденный вопрос.
Нет, сейчас не нужно пытаться вдаваться в психологизмы, типа "невосприятие реальности" или что там бывает...
Я всё знаю. Я всё помню. Я всё давно приняла.
Но. Это "Они умерли". Сама по себе фраза не кажется настоящей. В ней нет.. ничего. Кроме факта. В ней нет людей. В ней нет ДЕЙСТВИЯ. Есть только ответ. Ответ, заставляющий чувствовать себя кого-то неловко. Ответ, который я не хочу давать.

Не хочу слышать "прости" и "соболезную". С вероятностью 70 % соболезнование продлится не более двух минут. Мне и этого не надо. Не хочу видеть всплеск жалости, смешанного с удивлением (как это она так равнодушно об этом говорит?).

Как? Как?! Есть ответ. Никак. Чего вы хотите? Чтобы я сказала об этом и разревелась на плече? Или, может быть, уронила бы пару горьких слез и ушла с надменно поднятой головой? Хватит... Это же не ваше. Не ваши ощущения.

Безусловно, я могла бы ответить иначе. Они в другом городе. В другой стране. Мы поругались и не общаемся. Масса вариантов. Но... Смерть не приемлет лжи. Так уж вышло... Она абсолютно чиста, ей нечего скрывать. И её невозможно обмануть. И невозможно обмануть память о ней, подсовывая себе другую реальность.

И я говорю. Говорю эту фразу. Из раза в раз, если поднимается тема. После увиливающего диалога. До идиотизма похожего на предыдущие.

Нет, вы не виноваты, я не злюсь. Вы просто не были готовы. Никто не готов.
А я... я не задаю этого вопроса.

Восемь лет. Я не научилась говорить об этом. Я не помню, обсуждала ли я вообще это с кем-то из друзей. С кем-то из моих людей. Может быть и обсуждала, но, если не помню, значит не с той глубиной.
Восемь лет. Порой кажется, что и месяца не прошло, а порой - что прошло гораздо больше.

Очередное внезапное "Никогда больше не увижу", вспыхнувшее в голове.
Руки. Глаза. Голос. Смех. Тёплое. Настоящее. Родное. Моё. Никогда. Больше. Не.

Серьёзно? Да бросьте. Мне 16 и я плачу из-за мальчика. И Ромка не снимал тебя с петли, мама. И не будил меня после звонка в скорую и милицию. И я не видела тебя там, на полу. Недвижную. В той нелепой позе, когда спина была прислонена к балкону, голова опущена вниз, а ноги чуть разведены. И отчим не получил приступ на твои сорок дней, мама. И не посинел прямо в больнице, навещая меня в приёмном покое. И не умер там. Мы просто уехали от него и зажили сами, как решили, помнишь?

И у нас с тобой праздники по-семейному, как раньше. Со столом и вкусностями и своими заготовками. Новый Год, Рождество, Пасха. И мы счастливы. И я очень стараюсь, чтобы тебе никогда не было одиноко.

Праздники... Я боюсь праздников. Они так и остались семейными. В эти дни меня пожирает то чувство, которое никогда не оставит меня окончательно. В эти дни я не хочу быть. В Новый Год еще как-то забываешься среди друзей, но остальные...

Ах, да. Новый 2014 год я буду отмечать одна. Нет, с котом. Хи-хи. С котом.
В этот Новый Год мне некуда идти. Я почти физически чувствую его приближение. Я, конечно, переживу. Я уже пережила. Восемь лет назад.

23:39 

!

Нужности. Дайте нужности.
Ну пожалуйста...

22:13 

Когда-нибудь.

Десять минут после длинных гудков.
С прошедшим.
Как Таиланд.
Новости.

Десять минут.
Почти вся жизнь.

Три секунды после коротких гудков.
Три секунды.
Почти вечность перед бездной.

Когда-нибудь это закончится.

21:03 

Хм.

Какое восхитительное умение!

Вырывать себя из чьего-то сердца.

Можно медленно выжигать живые, трепещущие ткани, претендуя на бесполезную осторожность и обрекая кого-то на постоянное преследование запаха палёного мяса.

А можно вспороть и вытащить. Резко. Куском. Безжалостно. Оставив вместо себя дыру с рваными краями, не имеющую даже шанса на регенерацию.

Какая восхитительная способность! Быть может, и я когда-то этому научусь.

Жаль, правда, что тогда это буду уже не Я.

@темы: мысли

22:07 

Nihil impossibile est

Есть две эфемерные частицы. Отличные друг от друга во всём. Кроме одного: им необходимо быть вместе. Отриньте сейчас обычное людское "вместе". Отриньте все чувства и эмоции, всё прекрасно-духовное и похотливо-физическое. Отриньте все "за" и "против". Все оттенки. Отриньте. Возьмите за основу "вместе" понятие "воедино".

Есть две эфемерные частицы. Которым необходимо быть единым целым. Они не так уж и далеко друг ко другу - их разделяет вселенная. Они существуют. Они пульсируют и бьются на разных концах вселенной. И стремятся. Они копят некую энергию, некую силу, без которой не может свершиться единение. Копят долго и кропотливо. Собирая по капле всё мимолётное и отрывочное, связанное с их стремлением. Они копят воспоминания. Копят самое себя...

Однажды их общая сила становится почти превосходной. И тогда вселенная становится чуть слабее, чем обычно. Частицы находят путь. Путь, уже проложенный некогда их основой. Путь неблизкий и тернистый. И тогда... Тогда две частицы становятся одним абсолютом.

... В это мгновенье рушатся и меркнут миры. В это мгновение перестает существовать время. В это мгновенье перестаёт существовать сама пустота. В это мгновенье нет ничего. Кроме настоящего абсолюта.

Абсолют был задуман некой высшей силой. И обречён на существование. И даже разделяющая вселенная не знает причин этому. Пока не знает.

... Через некоторое время абсолют разделяется на две эфемерные частицы. И восходят миры. И время начинает свой ход... Они вновь попадают на разные концы вселенной. И пустота, еле заметная пустота, поселяется в каждой из частиц, чтобы потом превратиться в Великое Стремление прийти к состоянию единения. К совершенному, уникальному состоянию. Чтобы вновь стать абсолютом, имя которому - Невозможность...




Nihil impossibile est -
нет ничего невозможного
Гораций

22:18 

Пост про Я и МНЕ

"Тише, милая, тише. Мы с тобой не одиноки. У тебя есть ты, а у меня есть я," - вот что звучит в моей голове каждую ночь, когда я пытаюсь справиться с ощущением удушья.

Одиночество. Какое потрясающее состояние! Ему абсолютно всё равно сколь обширно моё окружение, как часто я хожу в кино или кафе, как часто у меня ночуют друзья. Или как редко. Для него не имеет значения моё местонахождение, занятость или отсутствие дел. На него не влияет незамутненность моего сознания и присутствие алкоголя в крови. Оно просто есть.

Я у себя всегда была, есть и буду. Но Я - это настолько нестабильно, что перспектива всегда быть только с собой навевает на меня ужас.

Мне страшно ложиться спать. Нет, не так. Мне страшно думать о том, что я иду в кровать, когда мне надо ложиться спать. Ведь в кровати я остаюсь совершенно беззащитной. И тогда оно... это одиночество... оно сжимает моё сердце, душу и разум в один бесформенный ком и начинает сдавливать его со всех сторон одновременно. Оно то жжёт этот несчастный ком, то проделывает в нём дыру насквозь, то просто методично пинает. И я начинаю потихоньку подвывать в такт...

Потому что в кровати есть только я. Мне некого обнять. Мне некому отдать часть своего тепла. Мне не об кого согреться.

Хах, я даже не могу рассказать об этом состоянии своим друзьям, потому что не вижу смысла. Да, они могут приехать. На ночь или на две. Тем самым заставив меня ненадолго отвлечься. Но они уезжают. А одиночество остается. Как самый верный и преданный друг.

Я одна. Чёрт возьми, я совершенно одна. В кровати, в квартире, на улицах, во всём этот мире. Мне страшно.

16:54 

Так.

Я перестала курить на балконе. Потому что я живу на девятом этаже и риск стал великоват.
Но сегодня я хочу вымыть окна. Мне нужно найти в себе силы. Чтобы и дальше. Я знаю.

01:39 

Никогда

"Никогда не говори: "Никогда", - повторяют мне люди, будто бы это один из семи постулатов. Будто сама вселенная извергла из самое себя великую истину.
Две сплошные прямые НИКОГДА не пересекутся, окей?

Буду. Буду говорить. Потому что есть "сейчас". И есть настоящая реальность. И в этой реальности сейчас есть Я. И сейчас Я верю в свои "никогда".
А потом... Это будет потом. Будет уже другая реальность, которой еще не существует. И будет другое сознание, другое Я. Личность со своими мыслями, которых я еще не знаю, со своими принципами, устоями, желаниями. И у этой личности будут тоже "никогда". Может быть даже больше, чем у меня.

Так что. Сколько можно же? Я верю в то, о чем думаю.

03:38 

So...

Три часа утра. Впрочем...
Темно. Значит - ночи.

И рука тянется к телефону, чтоб позвонить кому-то.. Очень близкому и родному. А его... Нет.
А те, кто есть, они... Им не стоит звонить в три часа.)

Здравствуй, одиночество. Здравствуй, родное. Сколько-то не виделись. Тебе не надо звонить, чтоб знать, что ты у меня есть. Ты просто есть. Можешь придти в любое время. Дверь открыта. Как самому близкому другу. Хах, другу ли?

... Ты посещаешь меня, проводишь рукой по волосам, легонько смахиваешь со щеки мою слезу и шепчешь: "Видишь? Вот какова моя верность тебе..."
Да, такова. Сильна и бескомпромиссна. Если верность вообще может быть бескомпромиссной.


Наши отношения... Они нерушимы, видимо. Твоя ревность всепоглощающа. Какая же сила сокрыта в тебе, что ты с такой легкостью лишаешь меня близких, какая же мощь?!

Тебя невозможно прогнать. Ты уходишь на время, будто бы обидевшись на то, что я не увлечена тобой всецело, а потом неизбежно возвращаешься. И я принимаю тебя. Вновь и снова. С болью и горечью. Но принимаю. Как постоянство.

Знаешь... Каждый раз, когда ты возвращаешься, ты убиваешь частичку меня. Ты, должно быть, настолько поглощено привязанностью ко мне, что даже не замечаешь, как это происходит.
А если вдуматься... как часто мы не можем найти в себе силы прогнать тех, кто нас убивает?

Вот ты пришло. И что я теперь? Где моя личность, где моя воля? Они подавлены... Подавлены тобой.

Но как можно тебя прогнать, если сейчас ты - единственное постоянное, что у меня есть? Если страшно сменить тебя на кого-то иного?... И ты знаешь это моё смятение, знаешь свою власть... И пользуешься этим. И продолжаешь потихонечку убивать, выжигать, вытаптывать во мне что-то живое, искреннее, тревожное... настоящее.

12:25 

Нежности псто.

- А если прыжки отменят и у тебя не будет срочных дел, давай в воскресенье погуляем? Или съездим куда-нибудь? Или что-то придумаем...)
- Давай. Ты подумай, куда бы хотела.
- А я не знаю).
- Как обычно, женщина).

Днём позже:
- Ты спросил, чего я хочу... Я хочу уехать в другой город, гулять, смотреть на дома, пить кофе в незнакомом кафе, много смеяться и разговаривать только о хорошем. А чего хочешь ты?) Я хочу вместе хотеть)
- Пустая дорога, езда на грани по идеальной траектории, бесконечный адреналин :) а потом можно где-нибудь в кафе переводить дух.
- Мне нравится!!)

Так запланировалась наша воскресная поездка. План, правда, немного изменился. Мы решили, что запомнить надо не только дорогу, но и что-то еще. Время, меж тем, подходило к потёмкам, а смотреть на дома ночного города мне не захотелось. Ткнув в карту с закрытыми глазами мы обнаружили под курсором мышки Подольск. Немного погуглили и решили поехать посмотреть на храм знамения Богородицы в п.Дубровицы.

Не ожидала от себя, но в субботу мне захотелось закачать в плеер старую-добрую Арию, чтоб слушать в пути. Замирая от восторга при "игре в шахматы" на дороге (а в шесть вечера еще и темно) и громко подпевая дяде Валере, я чувствовала себя такой... юной.

Когда мы добрались до места, я поняла что погорячилась с лёгкой курточкой, (ибо ветер на открытом пространстве гулял тот ещё) и пожалела о том, что у нас нет фотоаппарата. А снимать было что. Храм, заложенный в 17-ом и достроенный в 18-ом веке, красовался в лучах прожекторов, восхищал своей статностью. Нет, не хватит у меня слов чтоб описать его. Обходя вокруг сие архитектурное чудо, мы прикасались к холодным стенам и замирали так, думая каждый о своём. И как-то защемило в груди, когда я увидела скульптуры святых и святителей с отрубленными головами и руками. Грустно стало и стыдно за людей. Нет, я не набожна, в общем-то. Но, проклятые вандалы, это же искусство! Конечно, можно предположить, что части тела поотваливались по истечению времени и скульптуры не отдали в реставрацию, но как-то мне слабо верится в эту версию.

Налюбовавшись на храм и наигравшись с тамошней кошкой, что подбежала к нам, всем видом показывая нехватку внимания и ласки (редкая красавица, мурчалка с необыкновенными глазищами), мы отправились обратно. И снова задачей Алексея была скорость, моей же - подпевание Кипелову). Подумать только, просто музыка, просто дорога, просто мужчина, а сколько радости!

По пути домой мы заехали в магазин за едой и вином. А потом я под музыку Dio смотрела, как мой мужчина жарит хлеб, готовит нам разваливающиеся бутерброды (к купленным для меня в Нияме суши он бы под страхом смерти не притронулся =))) ) и превращает вино, оказавшееся невкусным, в некое подобие глинтвейна, при помощи подручных средств).

...И мы ужинали, смотрели кино, дули на глинтвейн, боролись за ложку шоколадного сыра, перепачкав в нём губы, смеялись и целовались с сырно-шоколадным вкусом)).

Хороший вечер. Вроде такой обычный, ан нет, было в нём что-то... особенное. Сближающее. Хороший вечер.

@настроение: умильное)

19:41 

недоработа.

...То, что я не хочу там работать, я поняла спустя какой-то час практики. И дело не в том, что работа сложная или пыльная. Всего-то навсего, простая программка соединяет тебя с человеком и ты предлагаешь ему пройти интервью какой-либо компании. В моём случае опросы были по сервисному обслуживанию автомобилей. Хороших таких, дорогих автомобилей.
За пять часов я провела семь успешных интервью и получила кучу отказов. Ничего сложного. Совсем.
Но. Еще ни на одной работе я не чувствовала себя такой угнетённой. Хочется верить, что опросы эти составляют грамотные люди, разбирающиеся в психологии, как минимум. Хочется, да. Но не можется. Абсолютно криво составленные опросы, неграмотно (со стилистической точки зрения) составленные предложения и криво подобранные слова, заставили меня чувствовать себя такой безграмотной и глупой, по отношению к интервьюируемым людям, что мне не хочется идти на второй день практики, не говоря уж о постоянной работе там.
Бесспорно, мало кто сейчас получает удовольствие о работы, удовлетворение. Но чувствовать постоянное угнетение мне совсем не хочется.
И нет, это не капризы.

@темы: обычность

04:09 

ни о чем псто

Осень наступила как-то внезапно. Неожиданно. Чем крайне меня порадовала. Наконец можно наслаждаться прохладой, распахивая настежь окно и балкон.

Что-то редко я совсем стала тут появляться... И новости вроде есть, да недосуг расписывать всё...

ДР отметили на теплоходике, плыли по вечерней Москве, а ночью поехали в Тануки.
Родственники подарили стиралку.
Алексей решил подарить очки =)
Мэр, помимо основного подарка, презентовала мне Контрактубекс.
Поступила на заочку, набрав 356 баллов. Этюд был на 98 баллов, я старалась) Выехала только на цитатах, кажется))

Есть вероятность, что творческий кризис немного ослабел...

Алексей... 26-го у нас годовщина. И я, кажется, начинаю влюбляться. Занятное ощущение. Точнее рост ощущений. От равнодушия до уважения, дальше - до привязанности, нежности... Теперь...
И дело даже не в самоотдаче, хотя он делает для меня очень много.
И ведь язык не поворачивается сказать о нём: "мой парень" или "мой молодой человек". Мой мужчина. Вот так будет правильно. Сильный, ответственный, рассудительный. С таким человеком я бы стала строить жизнь, чувствуя себя как за каменной стеной.
...А феерия... черт с ней, с феерией. Стабильность и спокойствие в отношениях мне сейчас нужнее.
Он, пожалуй, моя частичка счастья.

Немного застыла, застопорилась. Хочется уехать... куда-то. На несколько дней. Вырваться. Подышать. Но нет возможности и 27го начнется обучение на работе.
И как-то вроде всё налаживается, но нет ощущения радости от этого. От безделья всё, вероятно.
Что ж, надо жить. Буду жить.

ах да, лето нещадно потеряно.

@темы: обычность

19:44 

И снова

Да, да. Снова не отправленное письмо. Очередное. Ну хоть куда-то их надо отправлять... Пусть будут просторы интернета.

Не хотела я ехать тогда в клуб. Ну не хотела. Гнала шальную мысль подальше от себя. Вообще запретила себе думать о Дне Рождении CN. Ибо знала, что ничего хорошего из моего визита не выйдет.
Но я же - молодец! Всем молодцам молодец. А Серёга без алкоголя ко мне не приезжает. Вот и... Ну а что ты хочешь? 1,5 литра джина на двоих! В метро нас еле впустили. Нет, не из-за джина. Из-за времени.

...Я узнала тебя со спины. Мне не было необходимости окликать и всматриваться. Ты беседовал по телефону со своей благоверной. Сосредоточенно так беседовал. Когда ты обернулся... Видел бы ты своё лицо. Как будто перед тобой стояла не я, а оживший Меркьюри (да простит он мне мои слова). В твоём выражении лица я увидела смятение, удивление и... радость (впрочем, мне могло показаться). Мы поздоровались, ты даже решил заключить меня в объятья.

Всё дальнейшее твоё свободное время мы провели в гримёрке. Времени было предостаточно. Под утро ты явно от меня устал и мне приходилось вылавливать тебя. напоминая о своём присутствии. Как будто мы видимся по три раза в неделю и клуб - единственное место, где ты можешь от меня отдохнуть. Как будто СО МНОЙ ты нормально общался всё это время, а всех остальных не видел несколько месяцев, а не наоборот.

Да, может я перегнула палку, пытаясь обратить на себя твоё внимание, но... Знаешь, Хелс, мне чертовски надо было с тобой поговорить. Нет, даже не о жизни. Мне просто необходимо было высказать тебе всё, что накопилось. Всё, что в голове. А вместо этого, я слушала о том, как ты устал, о проблемах в личной жизни и о том, как ты рад меня видеть. Да я бы и рада слушать обо всём этом. И не только об этом. Если бы я не находилась за границей твоей жизни всё это время.

А все же всё знают... Я же до дома тогда еле доехала. Я уже не помню, когда в последний раз истерила в людном месте. А тогда...после клуба... Вад поправлял мне макияж в метро, который смазался от слёз и вставлял в уши свои наушники, где долбил Rage. И загораживал меня от людей. А рядом стоял Князь, не зная, что мне сказать и подбадривающе улыбался. Они такие хорошие, Саш... Они во всём мне помогают. Даже финансово. И всё понимают. Хорошо, что им не приходится выбирать между тобой и мной.

Ты изменился. Ты очень изменился. Буквально всё в тебе изменилось: улыбка, взгляд, мимика, построение фраз, мысли и желания. Ты постарел, Саша, ты постарел! Не повзрослел, а именно постарел. Ты осунулся. В глазах твоих я не увидела ничего, кроме усталости. Даже когда ты говорил, что хочешь жениться - я не увидела блеска в глазах. И мне больно он этого. От отсутствия этого блеска. Больно и страшно. А я вовсе не обязана за тебя переживать, между прочим.

- Я так рад, что ты приехала!
- Хах, неужели?
- Правда, Сашка, я очень рад!
- ну да. Рад.

А ни-че-го. Не было ничего. Не было радости. Только тоскливая пустота в глазах.
А ведь ты умеешь смеяться глазами! Умел... Я помню же. Даже когда кругом была какая-то непролазная тьма проблем, ты находил повод для радости. А теперь... То ли повод, в виде меня, слишком мал и незначителен, то ли... Ты стал другим.
Так что... Не верю. Ни одному слову твоему не верю. Ни про радость, ни про сожаление, ни про то, что тебе меня не хватает. И в то, что прощения искренне просил - не верю, Саш. Не могу.

Знаешь, я очень боюсь, что однажды ты позвонишь и попросишь о встрече. Нет, даже не для того, чтоб стать моим другом. А просто, чтоб поговорить. Потому что скучал по разговорам, по вечерам, по всему. И скажешь, как сожалеешь. И глаза будут краснющие, как тогда. Потому что больно. И обида на себя самого в горле застрянет. А я... Я скажу, что мне всё равно. Что я не хочу встречи. Что я ничего не хочу. И попрошу тебя удалить мой номер, потому что твой высветился на экране пресным 8909... а не родным "Чудо". Я боюсь. Я боюсь, что мне станет всё равно.

Мне кажется, что я хватаюсь за какую-то несуществующую ниточку. Мне всё грезится, что между нами еще есть связь.
Черт побери, Хелс! Я же места себе не нахожу.Ты столько внёс в мою жизнь, в мою личность, что мне просто не может стать всё равно! Злюсь. На тебя, потому что.. (сам знаешь, как себя назвать). На себя... потому что не могу всего этого тебе сказать. На будущее, потому что в нём нам обоим будет всё равно. Не только тебе.
Но на тебя, всё же, больше злюсь.
Ты посмел отобрать у меня друга.

03:44 

да...

Кстати, да... Надо сделать тест... А то как-то... В общем, да, надо...)

20:30 

Несколько секунд. Никогда не отправленное письмо.

Метро. Телефонный звонок. Он.
Сломнный динамик.
Я не слышу Я перезвоню. Несколько секунд...
Смс. Я хочу извиниться и прояснить ситуацию.
Невозможность дышать. Ватные ноги. Такси от метро - до дома.
И будто не было этих полугода...

И не было сил тогда писать это в дневник. Нет сил и сейчас.
Но письмо... Не отправленное письмо...
(очень много-много букв )
"Не могу молчать.
Удаление из вконтакта с занесением в черный список – это детсад. Глупо и нелепо.
А вообще, ты не имел права. Я не вещь, чтоб выкидывать меня из жизни. Я живая. Настоящая.
Так нельзя. Я не могу поверить в то, что я для тебя – пустое место. Я, та, которую ты так любил.
Которую называл лучшей подругой.
Ты не можешь представить мое состояние. Теперь.
Черт возьми, я только недавно начала просыпаться и, с удивлением понимать, что боль уже не так сильна. Что я не задыхаюсь. Что я МОГУ идти дальше.
Я верила тебе. Я тебе верила. Я верила, что ты – мне родной человек. Что ты действительно чувствуешь меня. Что ты дорожишь мной. Что у меня есть кто-то, кого волнует моя жизнь так же, как меня саму.
Вера была напрасной. Ты предал мою веру. Ты МЕНЯ предал.
Я не знаю, как теперь подпускать к себе людей.
Ты был мне самым близким. И теперь самый близкий отказался от меня. Как от вещи. Надоевшей, ненужной вещи. Мешающейся. Помеха – вот кем я стала. А разве я мешала? Вставляла палки в колеса?
Я отпустила тебя тогда, в феврале, дабы иметь возможность ВИДЕТЬ твое счастье. Знать, что тебе хорошо. Я переступила через себя. Этот поступок стоил мне нервного срыва, неоднократных приступов, двух изуродованных ног. Я знала на что шла. Я видела, что ты мучаешься со мной. Я сделала как лучше для тебя.
Да, я не ожидала, что ты найдешь девушку ТАК быстро. Да, это стало ударом. Да, я долго не могла видеть вас вместе. Но мне было приятно ВИДЕТЬ и понимать, что ты обрел свое счастье.
Ты лишил меня возможности видеть это теперь…
Ты лишил меня лучшего друга.
Я будто второй раз лишилась семьи.
И ведь я предупреждала тебя: «Расскажи ей, как можно скорее. Если ты сделаешь это через полгода, то она перестанет доверять тебе». Ты не послушал меня…
Ты говорил, что не хочешь терять меня… я верила. Как же я в это верила!
Я видела твои слёзы, когда мы пытались разойтись. А теперь просто удалил меня из жизни.
Я предлагала же не общаться, если так будет лучше. А Ты говорил (помню, в подъезде у Кошки), что не допустишь того, чтоб мы не общались. Никогда не допустишь. Я верила. Я верила. Напрасно.
А теперь… если что-то случиться со мной – ты не узнаешь. Или узнаешь гораздо позже. Тебе всё равно? Я не верю.
Нет, не виню. Простила. Но злюсь.
Сейчас раннее утро. Я не знаю, когда я найду в себе силы отправить это тебе.
Я сижу на кухне, ненужная, в состоянии близком к истерии. Мне кажется, будто у меня вырвали часть сердца, без наркоза. А ты счастлив, что не причиняешь страданий своей любимой.
Счастлив, вычеркнув из жизни ту, которая так хотела видеть тебя счастливым.
Меня нет для тебя. Я не существую. В голове кричит голос: «Как?! Как он мог?! Разве так можно? Я же всё чувствую… Я же есть…»
А наши стихи? Ты уже удалил наши стихи?
И дурацкая мысль в голове… а был ли друг? Мог ли настоящий друг ТАК поступить?
Черт… Да как мне теперь людям-то верить? Как, Саша, как?!
Тогда, в 2009м году ты вдохнул в меня жизнь. Я не знала, что с ней делать, с жизнью… Но начала пользоваться ей.. криво, неумело.. Но я старалась. Пыталась.
Теперь… Ты отобрал всё то, что дал мне. Ты убил веру. И всё, что ты дал мне – все самые счастливые моменты моей жизни – всё умерло. Ты убил меня. Осталось лишь некоторое количество сменных масок.
Но. Я все еще не верю, что ты такой.
И в то, что ты – чужой – тоже не верю.
Я все равно считаю, что это неверное решение. Что есть иной выход. Что вы должны доверять друг другу, не допуская и мысли о том, что кто-то к кому-то захочет вернуться.
Так нельзя, Саш. Неправильно. Нечестно. Несправедливо. Не хорошо. Тебе должно быть стыдно. Должно быть.
Или… или я ошиблась в тебе. И ошиблась в нашей дружбе.
И тогда можно проклясть и 31е мая и 27е июня… К чертям…
А память все равно не удалишь…
Очнись, Саш, пожалуйста! Неужели я – никто? Неужели теперь наплевать?
Неужели мы просто так тогда спасли друг друга? Неужели мы столько времени так дорожили друг другом для того, чтоб стать посторонними? Если так, то к черту такую жизнь. Такой мир мне не нужен. Такого мира – гнилого и подлого – я не хочу.
18 сентября 2011год (утро)

А ты даже не нашел смелости сказать мне всё в лицо… Ты просто отправил сообщение.
Ты хоть на минуту можешь представить себе моё состояние, когда я это прочла?

И это в тот момент, когда у меня почти появился молодой человек. Хороший. Теплый. Тот, кто пытается обо мне заботиться. Тот, с появлением которого у меня прекратились приступы.
А теперь я не могу впустить его в свою жизнь полноценно. Не могу. Я просто закупориваюсь от мира, от людей. И он это видит. И ему это неприятно. А он-то ни в чем не виноват…

А мне хочется… Хочется рассказывать тебе о нём. Хочется рассказывать об институте, в который поступила (ты же так этого хотел тоже!). Хочется делиться улыбками и печалями. Как с другом. Как с моим лучшим другом, коим ты был, несмотря ни на что. И хочется, чтоб ты тоже делился.

Чёрт… Это удар.. он был неожиданным. Мне каждое утро приходится заново учить себя дышать. Мне каждое утро приходится искать смысл просыпаться.
Еще никто и никогда не предавал меня с такой силой. И никто так сильно не отбирал мою веру в мир. Немыслимо.

Мне страшно. Страшно случайно встретить тебя на улице или в метро. Я не знаю, как поведу себя. Сбегу? Или подойду?...

А ты говорил: «Я не хочу, чтоб через какое-то время мы стали просто друзьями по вконтакту». А в итоге…
А в итоге – ложь. Лицемерие. Слова. Просто слова.
Говорил, что не сможешь выбрать. Говорил, что друзья – всегда дороже.
Смог. Еще как смог. Выбрал. Нещадно. Жестоко.
А я… я просто хотела быть твоим другом. Близким, дорогим тебе созданием.
Но ты… Ты оказался чужим. Не знаю.. Так не бывает. Так не должно быть.

Ты – мой лучший друг. Друг, которому я могла рассказать всё, что угодно. А ты мог рассказать мне. И рассказывал, хоть и кочевряжился, что тебе не нужна поддержка. Всё равно рассказывал. Говорил, что хорошо, что плохо и от чего устал. И я никогда не считала тебя слабым. А теперь меня просто нет для тебя.

Так вот: Алиса разбила почти всю посуду у Мэр и Мэр привезла мне остатки, чтоб были)) а еще привезла мне скатерть на смену.
Обелиск пометил ноут и теперь у меня юисбишная клавиатура.
Мы с Вадом ходили на совместный концерт HELLOWEEN & STRATOVARIUS и это было потрясно!!!
В институте есть три ужасных препода – звери просто.
Я ни черта не могу разобраться в истории древних цивилизаций и засыпаю под чтение античной литературы. А скоро сессия ААААА!!!ПАНИКАПАНИКА!!!
У Адельки в жизни черт голову сломит.
Я почти разобралась с дачными документами.
Стала играть в ВОВ (я не задрот!) и когда играю, то курю на кухне.. А потом ругаю себя за это.

Черт возьми! Я хочу тебе рассказывать. Даже о мелочах.
Я хочу, чтоб ты был моим родным человеком. Родным. Которому не плевать, что со мной. К которому я могу обратиться за советом и помощью, на правах подруги.
Я НЕ ХОЧУ, чтоб ты был МОИМ мужчиной. Мне не нужно это. Но мне нужен лучший друг. Я скучаю по своему лучшему другу.

Нельзя строить свое счастье на боли других.. Не будет такое счастье настоящим никогда.
И нельзя строить отношения без доверия. Они не принесут нормального будущего.
И нельзя отказываться от близких.
Вдумайся, если она будет страдать от твоего общения с Маришей, Кошкой, Вадом (просто представь, это пример) – ты откажешься от них? Да? Нет? А от кого-то еще?
Так чем же я это заслужила? Чем?!
В чем я виновата??
Или, на самом деле, я не была тебе близким созданием и ты просто меня жалел? Тогда ты просто глупец и лгун. Но это же не так?
Ты же знал, что у меня проблема с верой и доверием… Знал…

Я гулять не ходила, когда меня звали, чтоб не испортить прогулку ей и тебе своим настроением (а вдруг не сдержусь и улыбка сползёт?). Я выжидала время, когда смогу нормально реагировать.
И тогда, в Каспие – да, всё переворачивалось внутри, но я никак не выдала себя. Я смотрела, как вы танцуете, и улыбалась, видя твое довольное лицо.

А ты… Ты… Нет, так нельзя. Теперь каждый твой друг вправе подумать: «Хм.. значит он может и от меня отказаться…»

Мы всегда удивлялись тем, кто бросал друзей ради девушки/парня. Мы всегда обсуждали, что есть выход, что всё можно решить без жертв. Что друзья – это важно.
А оказалось… что ты не отличаешься от них. От тех, кто так делает. Что ты – единица этой массы.
НЕ ВЕРЮ. ТЫ не можешь быть таким. Ты другой. Я всегда знала, что ты другой.
И говорила. И защищала тебя, если кто-то что-то говорил не хорошее.

А я размышляла…
Осень. Двое. Где - то в подмосковном городке, в съемной комнате.
Очередной разговор о переезде в Москву. В квартиру. В мой дом. Настоящий.

- знаешь что я очень хочу купить?
- что?
- вазочку...
- какую вазочку?
- для печенья и конфет.
- ты же не любишь сладкого)
- да.. Но знаешь.. это так уютно, когда на кухонном столе стоит вазочка с печеньем и конфетами...
- ...
- понимаешь.. у меня никогда не было вазочки... У родителей - была.. И у опекунов.. А здесь, в этом разнообразии съемного жилья не было... никогда. Я очень хочу вазочку.
- я подарю тебе вазочку, когда ты переедешь)
- правда?
- правда...
- Спасибо!

...Нет вазочки.
А помнит ли?
Теперь не до моих забот уже)

Хочу вазочку.


Ты даже не приехал, что просто сказать: «С Днем Рождения!» Просто сказать. Вживую.

И я не обвиняла и не упрекала.. Я всё думала: «Ну занят, просто занят».
Ан нет. «Забыл. Забил. Бросил, просто забыл, забил, бросил».

«Мы своих не бросаем». Ну да, ага. То ли я – не была «своей», то ли… Пустословство…

Скоро День Рождения Кошки, которое она хочет отметить со своими близкими. И я там буду. И что, ты обидишь её своим неприсутствием, потому что там буду я?
13.10.2011

А знаешь… Теперь.. если ты позвонишь… Если будешь извиняться… Я не поверю. Я не поверю в искренность твоих слов. Я не поверю, что была значима. Наверное…
Полгода, Саш… Полгода. Я пыталась простить. Пыталась не думать. Пыталась привыкнуть.
Привыкла. "

Сегодня ты позвонил. И твои слова не тронули душу. Будто бы стоит блок недоверия.
Прошлого не вернуть, так?
Ты решил стать чужими. Ты.
Люблю тебя. Диссонанс. Родной? Чужой? Путаюсь.
Ты ведь не восстановишь – доверие, дружбу, общение. Ты не сможешь. А я и не жду. Теперь. Я не знаю, нужно ли мне это. Я не знаю нужен ли мне ТЫ – такой близко-далекий, любимо-болезненный, вызывающий массу эмоций и оставляющий меня равнодушной, мой бывший лучший друг…
Ты перегнул палку… И теперь мучим чувством вины. А я… А я не простила. Примерно поняла, но не простила.
И тысячи раз я простилась с тобой мысленно. И тысячи раз готова была просить тебя о справедливости. И тысячи раз подавляла в себе желание написать и позвонить.
Потом о тебе стали напоминать только друзья, воспоминания, приступы и щемящее чувство пустоты внутри.
А теперь ты позвонил. Я не поняла цели звонка. Мне не нужны оправдания и извинения.
Мне, пожалуй, не нужно от тебя ничего. Я просто буду тихонько горячо любить, тебя на расстоянии… И узнавать о том, как у тебя дела у общих друзей. Как и ты узнаёшь у них обо мне.

09:44 

Утро

"Зи-ма", - аукнуло что-то внутри. Пушистый снег покрывает дороги, машины, дома, деревья... За окном скулит уже не осений ветер. Скоро совсем развоется.
Суботнее утро. Куда ушел сон?
"Зи-ма", - подсказывает что-то в голове.
Как много кроется за этими звуками: скрип снега под ногами, полозья от детских санок на дорогах, морозный воздух, щиплящий нос... Предновогодняя кутерьма, улыбки, феерверки.
Как много радости может принести зима... как много тоски...
Где же вы, мои зимние? Где то, что окружало меня прошлой зимой? А позапрошлой? Где вы, согревающие, смеющиеся?
Воспоминания кружат в воздухе, не уступая в красоте снежинкам. Воспоминания... Такие же легкие и ледяные. Растопить бы, возрадоваться... Ан нет. Страшно.
Страшно пережить их снова и понять, что всё ушло. Разбилось, с ледяным зимним звоном.

...А смотришь в окно, за которым утро еще только борется с ночью, прогоняет потемки, и хочется чего-то сказочного, необычного. Чего-то такого, что может случиться только зимой.

"Си-соль диез", - аукает что-то во мне.
"Зи-ма".

@настроение: угнетенное

17:15 

Отличный день, млеать...

Организм, перегруженный энергетиками, подвергает тело потрясыванию, а мозг неадеквату.

Нога, при перемещении пешком на не слишком большие расстояния, болит так, что от метро до дома пришлось взять такси.
Хорошо хоть, что стипендия завтра.

А сегодня еще поездка на другой конец Москвы и подготовка к завтрашним лекциям, а следовательно, еще энергетики.
Да знаю я, что их много нельзя, но что ж поделать...

@настроение: пришибленное

Ius Vitae ac Necis

главная